?

Log in

Дождь в пустыне



I
– Ты любишь жизнь? – он спросил так буднично, как будто речь шла о тарелке супа.

– Да, а чего не любить, – ответила она, пожав плечами и продолжая разглядывать проезжающие мимо машины. Ответила просто, не задумываясь, так что и не поймёшь, а серьёзно ли вообще ответила или машинально сказала то, что полагалось. Она могла бы выложить душу перед случайным попутчиком в автобусе за три остановки до выхода, но раскрыться перед ним не могла и не хотела никогда.

Они были знакомы уже года два, ходили вот так, как сегодня, гулять по оживлённым проспектам вечерами. Говорили о том, что нового произошло в жизни, пока они не виделись, а, бывало, не виделись они по несколько месяцев. Можно было рассказывать страстно, жестикулировать, актёрствовать, менять голос, задавать в пространство вопросы в стиле Гамлета, чтобы потом просто спросить: «А у тебя как?» Она не была равнодушна к этим рассказам, наоборот, ей нравилось, что можно говорить монологом, что тебя не осудят, не подковырнут и не попросят подробностей. Можно было говорить ровно столько и то, что хотелось сказать. Они выслушивали друг друга, дежурно кивая головой и невнятно поддакивая особо размашистым жестам, а когда рассказ иссякал и занавес падал, продолжали идти молча, не глядя друг на друга, как двое сконфуженных подростков. Обычно они доходили до метро и расставались, впервые за встречу подняв глаза, махали друг другу рукой, нелепо улыбались и расходились в разные стороны, даже если обоим нужно было ехать в одном направлении.

Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Волконский С.М. Выразительное слово: Опыт исследования и руководства в области механики, психологии, философии и эстетики речи в жизни и на сцене. Изд. 3-е. – М.: ЛЕНАНД, 2015. – 216 с.
Цитаты из прекрасной книги о сценречиСвернуть )
Вчера внутри было минус тридцать, а снаружи вроде бы плюс. Вокруг люди ходили, держась за руки, улыбались, выбирали торты к столу, спорили, не смотрели друг другу в глаза, смеялись. Они есть друг у друга. Счастливые. Они боятся меня, потому что у меня глаза холодные, как лёд, а на кончиках пальцев и шелушинках губ - воспоминания любви. Внутри меня дует ледяной ветер, воет, стонет, заметает снегом утрату. Они обходят меня стороной, умолкая, как могилу безвременно ушедшего. Я рассыпаюсь осколками и собираюсь снова, рассыпаюсь и собираюсь, иду, плетусь, ползу. Меня нет снаружи, где просыпается весна, я внутри - на Северном полюсе жизни, где замерзают даже полярные медведи. Там я прощаю всех, кого ещё помню. Всех прощаю.

Перед рассветом


I
«Когда я была подростком и родители пророчили мне будущее дворника, если не буду прилежно учиться, я обижалась, уходила в свой угол и думала, что из любой ситуации есть выход: как только пойму, что ничего интереснее дворника из меня не выходит, тут же уйду в монастырь. Казалось, что это лекарство от всех бед. Не можешь реализоваться? – Иди в монастырь. Не нашла в жизни места? – Иди в монастырь. Не получилось стать тем, кем мечтала? – Ну, ты знаешь, что делать. Думала, уйду и буду там работать на земле с утра до ночи, вдали от людей, суеты, злобы мирской, а потом однажды забрела на монастырский дворик, куда чужим заходить не положено, и встретила там двух монахинь. Мир тогда перевернулся. Какое спокойствие? Какое отсутствие злобы, безлюдие, работа без оглядки на лица и чины? После той встречи стало понятно, что бежать некуда – придётся искать место под солнцем, не размышляя о спасительном убежище. Давно это было. Но с тех пор не покидает ощущение, что я – одна в целом мире, неоткуда ждать помощи, не на кого надеяться, некуда спрятаться. Потому что везде – люди, их интересы, склоки, желание власти или статуса, или чего они там хотят, я не совсем понимаю. Мама говорит, что это пройдёт, но не говорит, когда. Сколько ждать? Может, до старости? Или до замужества и появления детей? Мне противно жить с этой болью, с сознанием, что мы все, как дикие звери, нужны друг другу только для того, чтобы выстраивать иерархии, придумывать правила, самоутверждаться. Почему это вообще должно пройти? Разве люди изменятся, когда мне стукнет тридцать? Или я займу своё место в человеческой иерархии и стану, как все, защищать своё право на это место? Назовусь словом «мать» или «жена» и буду всем доказывать, что так и надо жить, как я живу. А вдруг не захочу я так жить? Тогда что? Мама говорит, что так не бывает, что все молодые ищут себя, это нормально, а потом понимают, что взрослые были правы, и тогда становятся спокойными. Почему-то у меня чувство, что всё будет по-другому. Фиг знает, откуда оно. Наверное, мне просто хочется, чтобы было по-другому. Завтра вступительные. Пройду, не пройду? Вступительные во взрослую жизнь. Наконец-то».
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Уходя - уходи

Мне дали боль, мне дали состраданье,
Мне дали пыл и силу не терпеть.
Мне дали джинна, лампу, три желанья
И запретили что-либо хотеть.
Я – великан, титан, свернувший горы,
Забившись в угол, вынужденный жить.
Я вся – опора, ждущая опоры,
Как костылей, чтоб заново ходить.
В моей груди бушуют ветры силы,
В моих ногах – вся немощь слабаков,
Я тиранию подняла на вилы,
Оставшись самым низким из рабов.
Я воин в поле, дерзко одинокий,
И я погибну, не разжав кулак.
Мой клич взметнётся, жаркий и высокий,
Порвав в куски невежество и мрак.
Я одиночество. Одна под шквалом брани
Я в море слёз огромный строю флот.
Прощай, семьи смирительная гавань.
Мой океан волнуется и ждёт.

Прощальное

Закрываю глаза и вижу
Розовость твоих губ в полуулыбке,
Ресницы, опущенные вниз, как будто ты вечно грустишь,
И сквозь ресницы – твои глаза,
Прозрачные, как стекло,
И бездонно пустые.
Мне нравится так – закрыв глаза.
Но ведь надо идти не вслепую. Понимаешь?

Сны сбываются только во снах.
Жизнь же немного шире,
И в ней пустота – пустота.
В пустоте нельзя убежать в пустоту,
Потому я молчу и смотрю,
Как ты просто уходишь.

В пустоте нет дорог,
Но мы выбрали каждый свою,
И пустились бежать.
И плевать, что в ногах правды нет.
Нам не видеть друг друга –
Единственный шанс не уйти.

Одинокие, мы не умеем
Ни слышать, ни верить.
Мы умеем играть,
Но совсем не умеем любить.
Просто так будет легче.
Я снова открою глаза –
Тот же серый, бессмысленный мир
Всё о том же.
Только что-то незримо
Исчезло.
Сразу трое сдались:
Это вера, надежда, любовь.

Последний штрих



В метро, как всегда в это время, была толпа народу. Она шла по вестибюлю, искусно огибая несущихся навстречу, сбоку, по диагонали пассажиров и думала о том, что ей обязательно надо получить права на вождение машины: уж если в метро в час-пик она ухитряется ни с кем не столкнуться, то уж на дороге и подавно выкрутится из любой ситуации. Стоило так подумать, как на неё налетел особо быстрый тип в тёмных очках и наушниках, сделал несколько быстрых рывков вправо, влево, то же сделала и она, он состроил недовольную мину и, свернув голову вправо, пошёл напролом вперёд плечом. Она угадала манёвр и успела увернуться, небольно получив по руке пряжкой его кожаной сумки, и пошла дальше, в сторону перехода с эскалатором. Она шла, улыбалась и размышляла о том, что тёмные очки в метро – смешно и нелепо, но парень хочет казаться модным, поэтому не снимает аксессуара даже в метро. Интересно, какие у него глаза? Карие, наверное, в тон тёмным волосам и загорелой коже. А вообще страшно неудобно, сталкиваясь с человеком, не видеть его глаз. Иногда по взгляду понятно, куда движется пассажир, поэтому вы не сталкиваетесь, а очки всё портят: куда он смотрел? Вправо или влево? А может как раз в этот момент опустил взгляд на экран смартфона, который держал в руке? Жаль, что теперь она этого всё равно не узнает.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Плевок



I
– Вы плюнули мне на ботинок!
– Простите. Это случайно. Задумался, не обратил внимания. Простите.
– А я вашим «простите» должен ботинки вытирать теперь?

Молодой человек опустил руки в карманы куртки, но там валялся только чек из магазина. Ощупал карманы джинсов, там тоже не оказалось ничего, чем можно было бы протереть обувь. Он виновато пожал плечами и ещё раз извинился.

– Вытирайте рукавом! – визгливо заявил мужчина и выставил вперёд пострадавшую ногу.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

2623330_73245-700x700.jpg
I
В прошлом году по новым требованиям сверху администрация общежития установила пожарную сигнализацию и развесила на всех этажах предупреждающие таблички «Не курить». Большинство жильцов плевать хотели на эти таблички, поэтому на лестничных пролётах по-прежнему остро пахло куревом, особенно по вечерам, когда едкий табачный дымЧитать дальше...Свернуть )

Метки: