?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Ну, вот и всё

Вчера сделала один из самых сложных шагов в жизни. Ушла от любви всей своей жизни за два дня до нашего пятилетнего юбилея. Ушла от гордыни, тщеславия и эгоизма в своих крайних проявлениях, когда человек перестаёт адекватно оценивать действительность, превращая своё эго в единственную ценность, которую не насытить никакими жертвами, заботами, любовью. Ушла, зная, что он плюнет мне вслед и посчитает во всём виноватой, потому что кто угодно может быть виноват, кроме него. Ушла с болью в грудной клетке, спазмами сосудов, обмороками и онемением конечностей, осознавая, что он никогда не попросит прощения, даже если ему будет плохо без меня. Ушла, потому что русская традиция терпеть моральное насилие противоречит моим принципам и убеждениям, хотя было проще терпеть, но чувствовать его рядом. Ушла, несмотря на его обвинения в слабоволии, нежелании бороться за семью и бегстве от проблем. Ушла, потому что страшный зверь по имени Эго разрушил нашу счастливейшую на земле семью до основания. Ушла - и горжусь тем, что могу перенести эту адскую боль, согласиться на одиночество и попробовать жить без любви. Что не стала очередной жертвой на алтаре мужского беснования по поводу своей охуенности и не поддержала "традиционные ценности". Я просто ушла. И всё тут.

Самое сложное - решиться. Но любимый помог. Уже зная, что утром ухожу, не могла заснуть ночью - всё ломило, крутило живот, тошнило. К утру вырубилась и посмотрела красивый сон, который осознавала в течение всего следующего дня, пока собирала вещи, торчала на сервисе, ехала к отцу, рассказывала всё маме за чашкой чая. Во сне был троллейбус, в котором печально и уныло ехали люди. Ехали от смерти, которая шла по пятам в лице людей в белых одеждах - шортах, кроссовках, костюмах, шарфах. Они все знали, что мы окружены, выхода нет, в троллейбусе всё теснее, но никто не хотел умирать. Когда стало совсем тесно, люди начали ругаться, пихаться, срываться друг на друге. Я смотрела и не понимала - зачем? - мы ведь все умрём через сутки, и этого не изменить! Зачем же ссориться? Никто не виноват, что кольцо вокруг нас сжимается. Двое детей - девочка лет 8-10 и мальчик лет 6 - испуганно жались в уголке. Я забрала их от этих сумасшедших, увела в бункер и подумала, что завтра мы умрём, но детей я успокою, убаюкаю, спою им колыбельные и расскажу сказки. Я посадила их за стол, а когда вернулась, увидела, что у девочки вместо глаз - пламя. Она тихо шептала брату, что они не спасутся, что все виноваты, что она всех ненавидит. Я хотела войти и остановить её, но тут загорелось её лицо, потом длинные светлые волосы заполыхали, она кричала "Ненавижу!" брату, мне, всему миру. У мальчика вдруг тоже заполыхали глаза. Я поняла, что мне их не спасти - они сгорят заживо. Но хуже всего, что это пламя перекинется на стол, занавески, стены, лавки, и скоро гореть будет весь бункер. От этого пламени спасения нет. Умереть придётся сейчас: выглянув из укрытия, увидела, что люди в белом уже тут. Появилась сначала мысль, что лучше сгореть, чем быть убитой людьми в белом. Но я обернулась и увидела бушевавшее там, где сидели дети, всеобъемлющее пламя ненависти, и поняла - не хочу, только не так. Проснулась на моменте, когда человек в белой куртке проходил мимо, а я вылезала из укрытия ему навстречу.

Покойся с миром, моя любовь.

Последние записи в журнале

  • (no subject)

    Вчера внутри было минус тридцать, а снаружи вроде бы плюс. Вокруг люди ходили, держась за руки, улыбались, выбирали торты к столу, спорили, не…

  • Перед рассветом

    I «Когда я была подростком и родители пророчили мне будущее дворника, если не буду прилежно учиться, я обижалась, уходила в свой угол и думала, что…

  • Уходя - уходи

    Мне дали боль, мне дали состраданье, Мне дали пыл и силу не терпеть. Мне дали джинна, лампу, три желанья И запретили что-либо хотеть. Я – великан,…

  • Прощальное

    Закрываю глаза и вижу Розовость твоих губ в полуулыбке, Ресницы, опущенные вниз, как будто ты вечно грустишь, И сквозь ресницы – твои глаза,…

  • Последний штрих

    В метро, как всегда в это время, была толпа народу. Она шла по вестибюлю, искусно огибая несущихся навстречу, сбоку, по диагонали пассажиров и…

  • Плевок

    I – Вы плюнули мне на ботинок! – Простите. Это случайно. Задумался, не обратил внимания. Простите. – А я вашим «простите» должен ботинки вытирать…